Тунис, как намек на Россию

Тунис, без сомнения, обладает превосходным туристическим потенциалом — великолепное Средиземное море, умеренный климат, богатейшая история (римляне, Карфаген, пираты, французская колония, Мировая война, …), самобытная культура (Сахара, берберы, медины), отсутствие фанатичной религиозности, толерантное и дружелюбное население готовое принимать и обслуживать туристов (даже вне туристической зоны с вами смогут перекинуться десятком фраз на французском, английском, немецком и русском), обилие местных вкусностей (клубника, финики, сладости, рыба, арбузы и дыни, достойные местные вина, чудесный кофе), относительная близость к европейскому рынку (всего 4 часа из Москвы) и дешевизна (на майские на две недели можно было улететь за 30 тысяч, а за 50.000 предлагался 5* отель).

И все же, при всем этом богатстве интерес к Тунису за последние 10 лет снизился на 71% (по данным журнала Lonely Planet по результатам анализа поисковых запросов). Тунис достаточно бедная страна и падение туристического потока явление крайне негативное, которое сказывается на значительной части населения и отраслей экономики.

В чем же проблема?

На мой взгляд, причина кроется в той же ошибке, которую сейчас совершает Министерство экономического развития России при разработке туристической стратегии, а именно — в пренебрежении общими, не туристическими, трендами развития общества, которые сейчас может еще еле заметны, но в средне- и долгосрочной перспективе будут определять спрос на туристические продукты. Мировые маркетологи не из блажи работают с различными трендсеттерами, трендвотчерами, трендспоттерами, анализом социо-культурных сдвигов, а потому, что мир сегодня стал так быстро меняться, что предсказание и формирование будущего становится основой экономического успеха в таких конкурентных областях, как производство товаров народного потребления или туризм.

Если проанализировать туристическую отрасль Туниса, то очевидно, что 10-15 лет назад страна просмотрела перспективу появления абсолютно нового поколения потребителей (миллениалов, а позже и зедов) и сегодня, при более менее нормальной инфраструктуре, им совершенно нечего предложить новому поколению — они оказались полностью не готовы к новым запросам.

Отели Туниса полны престарелых англичан, французов, русских, немцев с кошельком разной плотности, на которых они рассчитывали и 15, и 20, и 30 лет назад, но встретить здесь молодые парочки, одиночных путешественников, фототуристов, художников, европейских хипстеров или корейских и японских модников практически невозможно.

Здесь нет ничего, что могло бы сделать их досуг адекватным их интересам и потребностям — здесь нет велосипедного движения, гастрономических мастер-классов, объектов и программ социально-ответственного туризма, занятий йогой и кросс-фитом, программ детокса, школ осознанности, модных вечеринок, туристических троп для одиночек, глэмпингов, арт-резиденций. Ничего, что развивалось в креативном туризме последние 10-15 лет.

Если говорить про краткосрочные перспективы (пока поколение Y не ушло с потребительского рынка), то при имеющейся развитой инфраструктуре, Тунис мог бы в ближайшие 3-5 лет предпринять небольшие усилия, чтобы снова значительно повысить свою популярность у молодого поколения потребителей:

  • создать сеть пешеходно-велосипедных маршрутов вдоль океана для индивидуальных путешественников с кемпами и интересными аттракторами;
  • сформировать систему мировых челленджей и массовых соревнований по принципу Marathon des Sables (Песчаный марафон) в Марокко, но более доступный и массовый;
  • договориться с провалившимися китайскими велошеринговыми стартапами и перевезти несколько кораблей брошенных велосипедов, чтобы одноразово организовать вдоль всего побережья систему велопрокатов;
  • отдать заброшенные здания европейским сквоттерам под создание арт- и креативных резиденций с обязательством проведения регулярных фестивалей, рейвов и вовлечения творческой европейской публики;
  • запустить среди населения программу “Чистый Тунис”, чтобы вычистить пляжи и города от накопившегося мусора (в Тунисе эта проблема еще не так критична, как в том же Вьетнаме, но уже достаточно досадна);
  • уделить большее внимание международному комьюнитиобразованию, работе с нишевыми сообществами и лидерами мнений. Сформировать программы по гастрономическому, спортивному, социально-ответственному, креативному (фото, рисование, дизайн, ремесленничество, танцы, пение) и другим видам туризма, соответствующим запросам сегодняшних молодых горожан.

Уверен, что при имеющейся вполне достойной инфраструктуре и всех климатическо-географических плюсах вернуть интерес к территории вполне по силам без гигантских вложений и инвестиций.

Но для Туниса, как и для России, есть более серьезный вопрос — что сегодня делать, чтобы в средне- и дальнесрочной перспективе быть востребованным у следующего поколения “цифровых аборигенов” — поколения Z. Но над этим вопросом, не только Тунис, но и Россия пока даже не пытаются задуматься — основные усилия, инвестиции, ресурсы продолжают вкачиваться в продукты для уходящего поколения Х, чтобы обеспечить формальные результаты в краткосрочной (пятилетней, к 2024 году) перспективе. И отсутствие видения, нежелание работать с анализом трендов, спешка в создании туристических продуктов без понимания аудитории будущего — самая большая опасность, которая ждет сегодня российский туризм. Высока вероятность того, что создаваемая сегодня инфраструктура туризма устареет еще до своего создания.#тунис#tunisie#tunis#маркетингмест#маркетингтерриторий#россия#туризм#маркетинг_мест#маркетинг_территорий